Дмитрий Жвания - о лжи борцов с Русской православной церковью

мнения

«Он лжец и отец лжи», - сказал Христос о дьяволе (Иоанн 8:44). Если дьявол - отец лжи, то те, кто бессовестно врет, - его дети. Я ждал, когда в общественное сознание участниками антицерковного движения будет вброшена мысль, что Русская православная церковь - плохой хозяин. И вот это произошло.

Когда сторонники возвращения Исаакиевского собора Русской православной церкви показали на фактах, что оно никак не противоречит общеевропейской традиции, а, наоборот, полностью ей соответствует, противники возвращения собора его законной хозяйке начали просто безбожно врать.

«РПЦ - не Ватикан, и все сравнения Исаакиевского собора с собором Св. Петра в этом контексте неуместны, - умничает одна фейсбучная дама, участница антицерковного движения. - РПЦ не только не умеет хранить памятники, она не хочет их хранить, она хочет ими пользоваться. Известны многочисленные случаи варварского отношения РПЦ к памятникам и к музейным сообществам».

Естественно, под текстом - множество «лайков». И вот что печально: среди тех, кто нажал «Мне нравится», не только обычные либеральные «хомячки» и депутаты, которые возглавляют движение против Русской православной церкви, но и известные городские журналисты. Дело не в их позиции. В конце концов, «каждый выбирает для себя женщину, религию, дорогу. Дьяволу служить или пророку - каждый выбирает для себя». Дело - в непрофессиональном подходе. Одно из правил журналистики - проверять факты. И если поднять факты, которые не спрятаны где-то, в каком-нибудь гностическом хранилище, а лежат на поверхности, то мы убедимся, что эта фейсбучная дама, мягко говоря, грешит против истины (чтобы не обвинили в оскорблении, приходится выбирать выражения).

Начнем с того, что все главные соборы Санкт-Петербурга - это памятники архитектуры. Никольский морской собор - один из памятников елизаветинского барокко в церковной архитектуре, построил его в XVIII веке архитектор Адмиралтейств-коллегии Савва Чевакинский. Никольский собор никогда не закрывался для богослужений, в 1941-1999 годы он был даже кафедральным.

Собор Владимирской иконы Божией матери тоже возведен в XVIII веке архитекторами Пьетро Антонио Трезини и Джакомо Кваренги, а XIX веке его достраивали другие известные зодчие - Абрам Мельников, Франц Руска. Собор этот возвращен верующим еще в годы перестройки - в августе1989 года, а советское время, с 1932 года, в церкви располагалась фабрика «Ленмашучёт».

Князь-Владимирский собор на Петроградской Стороне был освящен 1 октября 1789 года в честь святого князя Владимира. Этот храм, построенный Иваном Старовым в стиле, переходном от барокко к классицизму, - тоже памятник архитектуры. Князь-Владимирский собор закрывался лишь на год - с 8 ноября 1926 года по 21 ноября 1927 года - для передачи от «обновленцев» общине патриаршей церкви.

Спасо-Преображенский собор построен в 1825-1829 годах архитектором Василием Стасовым в стиле ампир, он тоже всегда принадлежал православной церкви (до 1940 года находился в ведении «обновленцев»).

А ансамбль Александро-Невской Лавры с Троицким собором, Благовещенской и Феодоровской церквями! Всё это памятники архитектуры XVIII века, возведенные такими знаменитыми зодчими, как Доменико Трезини, Пьетро Трезини, Теодор Швертфегер, Иван Старов. Александро-Невской лавре пришлось пережить трудные времена, когда, например, в 30-е годы в Троицком соборе располагался Дом чудес и достижений техники (тоже музей), в 40-е годы в здании собора работало 1-е районное жилищное управление Смольнинского района, а часть храма власти отдали под склад. Лишь в 1956 году собор отдали верующим, которые отремонтировали его на свои деньги. 12 сентября 1957 года, после первоочередного ремонта, храм был освящен митрополитом Елевферием (Воронцовым).

Разве все эти памятники архитектуры, которыми много лет владеет Русская православная церковь, находятся в плачевном состоянии? Да они в прекрасном состоянии!

И я не знаю, под каким углом зрения нужно смотреть на действительность, чтобы не видеть того, сколько соборов-памятников Русская православная церковь вернула к жизни за последние годы в Санкт-Петербурге. Достаточно напомнить о Кронштадтском морском соборе, Феодоровском соборе, храме Воскресения Христова у Варшавского вокзала, Богоявленской церкви на Двинской улице, храме Благовещения Пресвятой Богородицы на Васильевском острове, Успенской церкви на Васильевском острове, храм Святой Великомученицы Екатерины близ Тучкова моста, церкви Святителя Петра Митрополита Московского на Роменской улице, Крестовоздвиженском соборе на Лиговском проспекте… Всё это храмы с тяжелой, многострадальной судьбой. И все они - памятники архитектуры.

Особенно сильно не повезло Богоявленской церкви, где с 1935 года располагались овощебаза, склады, мыловаренный завод и даже морг. А до революции храм, построенный в псевдорусском стиле архитектором Василием Косяковым, отличался богатым убранством, его низкий одноярусный фаянсовый «под слоновую кость» иконостас с бронзовыми царскими вратами был удостоен медали на парижской выставке 1900 года.

Изувеченный, обезображенный, поруганный храм власти вернули Русской православной церкви в 1991-м, и она сразу начала восстановительные работы. И теперь купол храма вновь виден от Варшавского вокзала. Внутри реставрация продолжается, воссоздана металлическая ограда вокруг церкви, выкорчеванная при советской власти и перенесенная в другое место.

Возрожденные купола Богоявленской церкви как бы перемигиваются с куполами храма Воскресения Христова, тоже стоящего у Обводного канала и тоже построенного в псевдорусском стиле на деньги купца, борца за трезвость Дмитрия Лаврентьевича Парфенова. С 1930 года в этом храме размещались учреждения трамвайного парка. Верующим храм вернули летом 1989 года, и 20 июня 1992 года в нем отпевали историка Льва Гумилева. 20 декабря 2008 года на главном куполе храма установлен новый крест, сейчас храм полностью восстановлен и отреставрирован.

В печальном состоянии до возвращения Русской православной церкви пребывала Успенская церковь на Васильевском острове, тоже построенная архитектором Василием Косяковым. Кстати, в этом храме до его закрытия в 1935 году певчими служили родители патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Ленсовет постановил снести церковь, но прихожане сумели ее отстоять, за что потом некоторые из них поплатились свободой и жизнью. В 1956 году выпускник тифлисской семинарии Анастас Микоян, который был тогда первым заместителем председателя правительства, лично распорядился устроить в стенах церкви… первый в Ленинграде крытый каток, на котором потом, с 1961 года, тренировались фигуристы. Затем в здании храма открыли бани. В итоге его стены разрушались, их разъедал грибок. Процесс возвращения Успенской церкви верующим начался в июне 1991 года, но шел очень медленно. Церковь снаружи и внутри была полностью восстановлена только к середине 2013 года, и 15 сентября патриарх Кирилл освятил храм великим чином.

Сейчас идет реставрация церкви Покрова Пресвятой Богородицы на Боровой улице, которая была возращена Русской православной церкви 19 июня 2012 года. В советские годы в церкви располагались промышленные цеха, багетные мастерские и производственные помещения бумажного завода, кладовая живописно-оформительского комбината Худфонда. А летом 1989-го по решению Ленгорисполкома здание православной церкви было зачем-то передано общине Евангельских христиан баптистов. В итоге памятник архитектуры, возведенный известным петербургским зодчим Николаем Никоновым, превратился в руины. И Русская православная церковь поднимает его из руин.

Я привел только несколько примеров возрождения Русской православной церковью памятников архитектуры. И только из петербургской действительности. А по всей России их, примеров из этого ряда, множество. Зачем лгать, утверждая, что Русская православная церковь губит памятники архитектуры? К сожалению, далеко не все церкви, которые украшали Санкт-Петербург до начала в стране атеистической кампании, удастся возродить, так как советская власть их просто уничтожила.

Конечно, в возвращении Русской православной церкви предметов культа, которые стали памятниками культуры, есть моменты, которые следует обсуждать дополнительно, прислушиваться к мнению экспертов, реставраторов и других специалистов. Это касается прежде всего древних икон и храмов с древними фресками. Но опять-таки, обсуждая эти вопросы, противникам церкви следует воздержаться от лжи (на что они, похоже, не способны).

Например, предметом «антиклерикальной» пропаганды стали фрески Андрея Рублева в Успенском соборе города Владимира: якобы они стали портиться после того, как собор был передан в ведение Русской православной церкви. Но это ложное утверждение. Начнем с того, что Успенский собор во Владимире находится в совместном пользовании Владимирской епархии и Владимиро-Суздальского музея-заповедника. Между двумя организациями подписан договор, в котором обозначено, что Владимирская епархия Русской православной церкви является «пользователем» владимирского Успенского собора только «во время проведения богослужений», которые устанавливаются «в дни особо чтимых праздников». Всё остальное время, «кроме понедельника, с 13 до 16 часов в Собор допускаются организованные группы для экскурсионного показа в сопровождении экскурсоводов Учреждения (то есть Владимиро-Суздальского музея-заповедника, в оперативном управлении которого находится Успенский кафедральный собор. - Д.Ж.), а также одиночные посетители, оплатившие входной билет билетному кассиру Учреждения». Таким образом, фрески Рублева портятся из-за нарушения температурно-влажностного режима в то время, когда собор, работая как музей, открывает свои двери для тех, кто решил просветиться. Состояние фресок усугубляется из-за разности температур, пыли и влаги, которые проникают в собор вместе с непрерывным потоком посетителей. Не отвечают необходимым требованиям и системы отопления Успенского собора, вентиляции и кондиционирования, а без них не может быть и речи о нормализации микроклимата.

Антицерковники неоднократно утверждали, что гарь и копоть на фресках Андрея Рублева образовывается из-за горения свечей. Однако копоть и грязь опадают в Успенский собор через вентиляцию. Черные пятна у вентиляционных решеток - яркое тому доказательство. Причем эти пятна находятся в непосредственной близости с легендарными росписями Андрея Рублева и Даниила Черного «Лоно Авраама» и «Шествие праведных в рай» и с фрагментами фрески XII века. Настоятель Успенского собора, протоиерей Василий (Войнаков) давно бьет во все колокола, чтобы предупредить об опасности. «По системе обогрева в храм поступают пыль и грязь и оседают на стенах, - говорит он. - Особенно тогда, когда ветер задувает в трубу. Необходима новая котельная».

Заведующий лабораторией музейной климатологии Государственного научно-исследовательского института реставрации Виктор Дорохов еще восемь лет назад указывал на то, что основная проблема сохранности фресок и самого памятника древнерусского зодчества «состоит в несогласованности действий всех сторон, имеющих отношение к собору». Нужно четко определить, кто его хозяин, убежден ученый. И ситуация с Успенским собором во Владимире показывает, чем чреват «разумный компромисс» между музеем и церковью, о котором не устают говорить противники возвращения Исаакиевского собора Русской православной церкви.

Дмитрий ЖВАНИЯ,

интернет-журнал «Интересант»

статьи

Новости партнеров

Загрузка...