Андрей Кравчук:
культура 20.02.17
«Компромиссы часто не позволяют талантливому человеку осуществить замысел, о котором он мечтал. Кажется, успею завтра, а завтра жизнь заканчивается и ты не успеваешь сделать то, что хочешь» Фото Интерпресс

Самый громкий кинопроект нулевых «Адмиралъ» и самый спорный фильм этого киносезона «Витязь» снял режиссер Андрей Кравчук. Имя которого те, кто сегодня ломает копья по поводу вышеназванных киноработ, сразу и не вспомнят. А уж как выглядит Кравчук, для большинства вообще загадка. Немедийная персона, одним словом. Тем интереснее было пообщаться с режиссером, который «при ближайшем рассмотрении» оказался петербуржцем, выпускником сначала матмеха ЛГУ, а потом - Института кино и телевидения, начинавшим свою кинокарьеру c «Улиц разбитых фонарей». Очень серьезный разговор с Кравчуком, правда, так и не раскрыл еще одну загадку - почему именно его призвал к сотрудничеству Первый канал, принимавший активное участие в создании обеих нашумевших картин.

 

От Булгакова к Колчаку

- Андрей Юрьевич, как случилось, что именно вас, начинающего тогда еще режиссера, у которого в активе был всего один полнометражный фильм - «Итальянец», Первый канал призвал к работе над таким масштабным проектом, как «Адмиралъ»?

- Я еще только заканчивал работу над «Итальянцем», когда позвонили с Первого канала и спросили, не хочу ли я снять фильм про адмирала Колчака. Я сказал, что это замечательная тема и она мне интересна. А получилось так, что я до этого сделал два документальных фильма, один из которых был посвящен выдающемуся, очень интеллигентному ленфильмовскому режиссеру Илье Авербаху. И это был идеальный режиссер для того, чтобы снять «Белую гвардию» по Булгакову. И он хотел снять этот фильм, но каждый раз откладывал - то ему не давали снимать, то он начинал снимать что-то другое. И наконец, когда все сложилось и Авербах должен был запуститься с «Белой гвардией», он умер. Так какие-то компромиссы не позволили невероятно талантливому человеку осуществить свой замысел, о котором он мечтал. Кажется, успею завтра, а завтра жизнь заканчивается и ты не успеваешь сделать то, что хочешь. И, может даже, должен, раз у тебя есть талант.

- Значит, Булгаков «виноват» в вашем интересе к Колчаку?

- Когда я делал фильм об Авербахе, то пытался раскрыть секрет того времени, в которое происходило действие «Белой гвардии», и пересмотрел кучу хроники начала ХХ века - белого движения, жизни царской семьи - и увидел невероятное обаяние этих людей. Они заглядывают в камеру, танцуют, смеются, они живут на краю мира, который вот-вот рухнет и превратится в ничто, их жизни разлетятся, а они пока еще живы, о чем-то мечтают, радуются. И у меня этот образ засел. Поэтому когда поступило предложение от Первого канала, оно мне, конечно, было интересно. Но я еще не закончил «Итальянца», о чем и сказал. На Первом очень удивились: вы что, не поняли, что вам предлагают? Я говорю, что понял, но не могу. Они говорят, ну хоть на два часа приезжайте и прислали за мной самолет.

 

В космос - на лошадиной тяге

- Удивительная история, учитывая, что речь шла о практически никому не известном режиссере.

- Но я прилетел, там собралось огромное количество народу и меня спросили: как вы себе представляете фильм о Колчаке? Я ответил, что мне видится это историей о человеке, который живет, как будто путешествуя в большом мире, а потом мир этот начинает сужаться - до кабинетов, военных блиндажей, купе поезда, тюремной камеры. А когда он погибает, его тело бросают в прорубь - и опять открывается огромный мир, только уже подводный, темный. Они меня выслушали и захотели, чтобы я делал этот фильм. Началась долгая и довольно трудная работа. Мне все время казалось, что я хочу прыгнуть выше планки, полететь в космос на лошадиной тяге.

- А как работалось начинающему режиссеру со звездами?

- Это была довольно забавная история. У меня в голове была одна фамилия актера, которого точно нельзя было звать на главную роль. Но оказалось, что именно он уже и был приглашен продюсерами. Тогда я потребовал пробы, в костюмах, в гриме. У нас же все артисты сутулые, они не так двигаются, у них манера поведения совсем другая, а им играть военно-морских офицеров. И со мной согласились полностью, а после проб стало понятно, что этот актер действительно не подходит.

 

«Команда - это принципиально»

- Какие послушные у вас продюсеры.

- Команда в кино - это вообще принципиально важная составляющая. Ты должен объяснить людям, что ты хочешь получить, и они должны понять - но не слова, а тот образ, который в них заложен. Очень важно, чтобы это были профессионалы, но самое главное, чтобы это были увлеченные люди, художники, которым хочется реализовывать себя. Но при этом нельзя, чтобы они тащили кино каждый в свою сторону, поэтому приходится их направлять, собирать их волю в общий поток. Особенно это важно для большого исторического проекта, такого как «Викинг», например, где надо все заранее планировать и организовывать.

- На «Викинге» сложно было работать?

- Как ни странно, для меня это был самый легкий и внутренне радостный проект. Несмотря на то, что все мы спали по четыре часа и чуть ли в обморок не падали, была какая-то радость от того, что мы делаем, что мы - вместе, что мы преобразовываем мир.

- Следующий проект будет таким же масштабным?

- Пока не скажу. Сейчас идут переговоры, непростые. Но всегда интересно делать что-то новое, открывать миры и пространства. Фильм, отнимающий несколько лет жизни, отрывающий тебя от близких людей, должен все-таки давать тебе возможность реализовать свои замыслы.

Анна ВЕТЛИНСКАЯ,

интернет-журнал «Интересант»

 

читайте также

новости

все новости »»