Андрей Кивинов:
культура 15.12.16
«Разрыв между кино и реальностью велик, и это неизбежно. В каждой серии герои расследуют убийство. За долгие годы они понараскрывали такое количество убийств, которого в жизни просто не бывает» Фото Интерпресс

Многие из нас представляют себе деятельность оперативников уголовного розыска в основном по телесериалам, не всегда качественным. Однако, фильмы, снятые по сценариям Андрея Кивинова, пожалуй, наиболее близки к действительности. Подполковник милиции в отставке, в прошлом - начальник отдела по раскрытию умышленных убийств Кировского РУВД Санкт-Петербурга, Андрей Кивинов создал самый убедительный, а потому и самый «долгоиграющий» сериал в истории отечественного телевидения - «Улицы разбитых фонарей». Обладатель премии «ТЭФИ» за лучший российский сериал рассказал «Интересанту», чем даже самый правдивый фильм отличается от настоящей работы «на земле».

 

«Целую. Ларин»

- Андрей Владимирович, казалось бы, совсем недавно люди обменивались друг с другом черными прямоугольными кассетами с первыми сериями «Улиц разбитых фонарей», а вот уже прошел двадцать один год с начала съемок. Ожидали ли вы такого долголетия от экранизации ваших рассказов?

- Проект получился заметным только по той причине, что на экранах, кроме бразильского «мыла», тогда, в середине 90-х, ничего не показывали. Многие талантливые режиссеры остались без работы. Кто тогда ставил «Улицы»? Александр Рогожкин, Владимир Бортко, Дмитрий Светозаров, Евгений Татарский. Эти мастера умудрились снять вполне жизнеспособные истории при поистине копеечном бюджете. Да и актеры поработали превосходно, и полюбились зрителю как родные. К долголетию же «Улиц разбитых фонарей» я ни малейшего отношения не имею. По моей книге снимался только первый сезон, вышедший на экраны в 1997-м году, который получил премию «ТЭФИ». За эти серии я отвечаю. Дальше шла эксплуатация имен героев и полюбившихся артистов - Сергея Селина, Алексея Нилова, Александра Половцева и других.

- А эти актеры действительно похожи на оперативных работников?

- Нельзя так говорить об актерах. Их профессия заключается в том, что они должны быть похожи на всех, чью роль играют. Если бы мы с ними поработали над раскрытием преступления, я мог бы сказать, кто из них проявляет схожие с оперативниками качества. А экран отражает другое, к жизни он имеет отдаленное отношение. Если говорить о конкретных актерах, они с задачей справились. И потом, есть нюанс: а где вообще стандарт похожести на работника милиции того времени? Да и нынешнего? Есть сотрудники органов, про которых люди даже не подумают, что они - сотрудники, а тем не менее это иногда лучшие розыскники. В целом актеры сыграли гармонично, по крайней мере, в первых сериях. Потом материал стал другой. Пошла фальшь, фантастические сюжеты, невнятные диалоги. Тут уже от актеров мало что стало зависеть…

 

«У нас не Чикаго, у нас покруче будет»

- Насколько велик разрыв между действием в ваших сериалах и реальной работы «на земле»?

- Разрыв велик, и это неизбежно. В каждой серии герои расследуют убийство. За долгие годы они понараскрывали такое количество убийств, которого в жизни просто не бывает. Опять же - ни одного «глухаря», тогда как в самой блистательной отчетности органов - нераскрытых дел практически треть. Жанр кино требует интриги, поэтому основная деятельность оперативного работника - писание бумаг целыми днями - не попадает на экран. Проблем в работе «на земле» куда больше, чем у Ларина и Дукалиса. У них - по одной задаче на каждую серию, а в жизни приходится решать сразу множество задач,- разных и, бывает, взаимоисключающих. Опять же в жизни стрельба - случай редкий, а сериал без пальбы вроде бы и не сериал. Это везде так, во всем мире. Я в Лос-Анджелесе спрашивал у американских полицейских, насколько их классические сериалы соответствуют правде жизни. Они в голос рассмеялись. Я все понял.

- Получается, мы смотрим сказки про угрозыск? Но ведь сказка сказке рознь, не правда ли?

- Чистейшая правда! Я считаю, что за редким исключением, когда сценаристами сериалов являются поработавшие люди, не один год поработавшие в полиции или прокуратуре, детективные «сказки» рассказывают деятели, не имеющие даже минимального представления о работе правоохранителей. Получается бред. Чего стоит одно название недавно вышедшего сериала «Следователь уголовного розыска»? Подобной профессии нет и быть не может. Такой «клюквы» много на экране. Например, «След», снятый по американским лекалам и не имеющий к нашим реалиям никакого отношения, забил всякой ерундой голову зрителям до такой степени, что они звонят в полицию и требуют прислать им работников ФЭС с их волшебными, не существующими в природе, приборами.

- Может быть, надо спасать зрителей от подобных сериалов?

- Люди сами разберутся. Не захотят - не будут смотреть, значит, у халтуры не будет рейтингов. А ведь «клюква» выходит именно ради рейтингов, а не потому, что кто-то хочет навредить мозгам зрителя. Здесь огромную роль играет человеческий фактор - нравственный самоконтроль продюсера, руководителя канала, организатора проката. Надежда на то, что он вдруг у них появится, невелика. Однако рано или поздно взращенная ими «клюква» упадет с куста, и никто ее подбирать не будет.

 

«Не должна душа у человека стынуть»

- Андрей Владимирович, как вы полагаете, какими качествами должен отличаться работник уголовного розыска?

- Как минимум порядочностью и трудолюбием. Надо сразу отдавать себе отчет в том, куда ты идешь, на какую зарплату, и не строить иллюзий. Ум, храбрость, смелость - это все уже во вторую очередь. Я, придя на службу, очень скоро понял, что это прежде всего тяжелый неблагодарный труд. Если бы мы могли вернуться в то время, я бы вряд ли пошел в милицию. Но при этом опять-таки не жалею, что прослужил в ее рядах долгие годы. Моральное удовлетворение от розыскной работы все-таки есть. Азарт, чувство победы, ощущение, что ты переиграл негодяя, - очень сильны. Но эти чувства испытываешь, только творчески относясь к делу.

- Вероятно, это обстоятельство роднит оперативника с артистом?

- Настоящего полицейского и настоящего актера роднит обязательно. Актеры, правда, зарабатывают побольше оперативников, но - все равно! - если у них одни гонорары в глазах, - на экране это сразу видно. Сейчас, кстати, идут съемки сериала по моему сценарию под рабочим названием «Оперетта». Главный герой - оперативник, главная героиня - актриса. Обстоятельства складываются так, что в конце оперативницей, «опереттой», становится актриса, а главный герой занимает ее место на подмостках. Это вполне возможный вариант, потому что они оба - творческие люди, только до каких-то пор работали не по призванию. А творчество привело их к жизненной победе.

Людмила АНДРЕЕВА,

интернет-журнал «Интересант»

читайте также

новости

все новости »»